А девушки - потом

Работодатели получат право читать электронную переписку своих работников.

Работодатель обладает правом доступа ко всей электронной корреспонденции персонала во время рабочего дня, если работники проинформированы об этом.

Данное решение было вынесено Европейским судом по правам человека, при изучении дела инженера из Румынии, которого уволили из- за общения через интернет с девушкой в рабочее время. Это решение охватывает 47 государств совета Европы, в том числе РФ.

Данные сайта ЕСПЧ, говорят о том, что в период 2004- 2007 г. инженер Богдан Барбулеску состоял в штате частной фирмы в Бухаресте. По просьбе руководителя, он зарегистрировал аккаунт в известном сервисе для коммуникации с клиентами посредством онлайн-переписки. За пару дней до лишения должности Б. Барбулеску руководство компании известило инженера, что его сообщения с рабочего компьютера в течение последних дней отслеживали и выяснили, что, несмотря на устав компании, он вел переписку не только для общения с заказчиками, но и по личным вопросам.

Когда работник сказал о том, что пользуется своим аккаунтом исключительно для коммуникации с клиентами, руководитель показал распечатку всех сообщений Барбулеску за последнюю неделю, среди которых была переписка инженера с родственниками и девушкой. За нарушение устава компании специалиста уволили. Богдан Барбулеску обжаловал свое увольнение в суде Бухареста, оперируя своим правом на защиту корреспонденции.

По Конституции Румынии отслеживание телефонных разговоров или переписки несет за собой наказание, которое представляет собой лишение свободы от шести месяцев до трех лет. Но в конкретном случае, действия руководителя фирмы обоснованы трудовым кодексом, согласно которому руководитель компании наделен правом контроля выполнения служебных обязанностей работниками.

Окружной суд отклонил претензию румынского инженера, оперируя тем фактом, что он проинформирован о запрете использования служебной техники в целях личной переписки. Кроме того, суд выяснил, что несколькими днями раньше ранее из этой же компании был уволен его коллега по аналогичной причине, поэтому инженер не мог быть не осведомлен об ответственности за ведение личной переписки во время рабочего дня.

Комментарий

М. Иоффе, журналист международного права:

- Данное решение ЕСПЧ, принятое 12. 01.2016 года, вызванное прошением инженера румынской компании, который был снят с должности за применение служебных ресурсов для коммуникации личного характера, является обоснованным. Одним из главных аргументов стало то, что руководство фирмы уведомило его в письменной форме о запрещении использования Интернета для удовлетворения своих целей в процессе рабочего дня. Так как сотрудник проигнорировал данное положение трудового договора, то был законно уволен. Суд, оперировал тем, что существуют договорные обязательства, и, следовательно, ответственность и формы наказания за их нарушения были известны сотруднику заранее, при этом инженер осознанно и постоянно игнорировал подписанный договор. Решение ЕСПЧ не привнесло каких-либо новшеств  в отношении работодателя и работника в нашей стране. В России есть Трудовой кодекс РФ, в котором прописаны права всех сторон трудового процесса. При несоблюдении закона сотрудник в нашей стране может быть уволен и, с точки зрения ЕСПЧ, это станет законным решением работодателя.

На первое место выходит вопрос о том, может ли руководитель читать личную переписку работника с родственниками и друзьями. В таком случае можно прийти к следующему варианту: использовать для личной переписки не рабочее время, а, к примеру, время, отведенное на обеденный перерыв. Тогда, если в трудовом соглашении не прописано четкая информация о том, что работник не имеет права на использование рабочего времени на личную переписку, то переписка личного характера не является причиной для увольнения сотрудника. Работника могут снять с должности только в том случае, если в трудовом соглашении в доступной форме оговорено, что ему запрещается тратить рабочее время на личные дела.

Главным документом в решении споров подобного рода является трудовое соглашение, и от того, каким образом в нем составлены основные положения о распоряжении рабочим временем, зависит исход дела. Иногда происходят форс-мажорные ситуации, в которых человеку обязательно нужно получить информацию от близких людей в ходе рабочего дня (смерть родственника, автомобильная авария, проблема с детьми т.д.). В такой ситуации работодатель не имеет права уволить сотрудника, даже тогда, когда работник использует средства связи, являющиеся собственностью фирмы. Но ситуации инженера из румынской компании не является форс-мажорной, переписка с любимой девушкой носила, скорее, развлекательный характер.

Мария Филатова, доцент кафедры судебной власти ВШЭ, экс - сотрудник ЕСПЧ:

Статья №8 Конвенции о праве на уважение к личной и семейной жизни направлена на то, насколько глубоко может распространиться контроль со стороны работодателя на действия работника, может ли руководитель компании отслеживать личное пространство человека в глобальной сети (к примеру, электронную переписку), насколько «виртуальная» жизнь сотрудника защищена от отслеживания со стороны начальника? Как найти баланс соблюдения интересов для обеих сторон трудового процесса?

При рассмотрении решения Европейского суда нужно, прежде всего, осветить детали дела. Суд сфокусировал свое внимание на том аспекте, что румынский инженер был предупрежден об ответственности за использование служебного оборудования и рабочего времени для осуществления коммуникации личного характера. Этот факт отличает данный случай от 2-х дел, которые рассматривал Страсбургский суд. В этих соглашениях не было строгого запрета на использование рабочего телефона для ведения личных разговоров. В этом же деле решили, что отслеживание переписки сотрудника было отождествлено с необходимостью контроля эффективности работы инженера, так как учетная запись была зарегистрирована именно для налаживания успешной коммуникации с клиентами компании. Остальная личная информация, которая была на рабочем компьютере, не подвергалась анализу со стороны руководителя, а сам сотрудник не смог дать четкое объяснение тому, зачем он осуществлял личную переписку посредством использования служебного компьютера. Суд выступает не за неограниченный контроль действий работников со стороны руководителя, а скорее за выполнение трудовых обязательств работниками. Но, тем не менее, принятие этого решения оставило не освещенными многие вопросы о личном пространстве работника в сети Интернет.

Каким образом отразилось принятие данного постановления на российском трудовом законодательстве? Решение ЕСПЧ учтено при рассмотрении претензии против другого государства. Исходя, из положений Конвенции это постановление не несет необходимости обязательного выполнения для российских судов с юридической точки зрения. Но выводы ЕСПЧ, принятые при рассмотрении той или иной ситуации должны учитываться, при рассмотрении похожих ситуаций в других странах. Этот подтверждает Постановление Пленума Верховного суда РФ от 27 июня 2013 года №21. Следует отметить, что решение, вынесенное ЕСПЧ основано на достоверных фактах, но различные тонкости этих аргументов могут привести к совсем другому заключению.

Решение Российского суда может быть другим, так как выводы различных секций суда могут отличаться друг от друга даже при похожих обстоятельствах дела. Если заявитель передаст дело в Большую палату Европейского суда, то запрос может быть перенаправлен из-за новизны проблемы или ее специфичности.

Андрей Бушев, судья ЕСПЧ:

В представленном деле Европейский суд показал, что достижение баланса между интересами частных лиц, также как и баланса между интересами власти и частного лица входит, прежде всего, в обязанности государства. Но это обязанность имеет свои границы. В случае объективного регулирования и наличия правовой инфраструктуры, способной на должном уровне обеспечить защиту интересов сторон нарушение Конвенции не устанавливается. 

Исходя из фактов данного дела, по мнению Суда, румынское государство свою функцию по урегулированию, возникшего спора, выполнило. При этом принятое постановление не стоит воспринимать в буквальном смысле: в том аспекте, что работодатель имеет право контролировать действия работника во всех случаях, предусмотренных трудовой дисциплиной, а именно использования онлайн- пространства, хранения личных вещей на рабочем месте, отслеживание личных телефонных звонков, проверка почты и т. п. 

Такой контроль имеет место быть, но только при точном соблюдении ряда условий, которые зависят от каждого конкретного случая. Например, письменного согласия от работника или влияния информации о личной жизни сотрудника на эффективность выполнения его трудовых функций.